До и после войны: агросектор в течение 10 лет потребует $37 млрд инвестиций

Средства пойдут на первоочередные оборонные и социальные нужды. В срок погашения государство возвращает деньги “инвесторам” с процентами. И гарантирует этот возврат (что немаловажно в такое нестабильное время). Ослабление страховой защиты в Украине во время войны произошло, по словам члена Совета НБУ Виталия Шапрана, потому что обычные страховые продукты, к сожалению, не покрывают военных рисков. Также для того, чтобы инвесторы не боялись приходить в Украину, нам необходимо дать им возможность страховать военные риски. Поэтому власти должны позаботиться о создании правового поля и страховании от военных рисков.

У банков есть свободные ресурсы – их, по моему мнению, логично и уместно инвестировать в экономику, в поддержку платежного баланса (речь идет о сумме 150 млрд грн) – я имею в виду, в частности, ОВГЗ. Показательно, что криптовалюта стала одним из самых мощных источников поддержки украинской армии с начала военных действий. С конца февраля Министерство цифровой информации открыло 14 криптокошельков для сбора средств со всего мира. Уже профильного инвестора, инвестирующего в ограниченный круг отраслей как-то связанных с бизнесами в его портфеле. Целью является создание доли рынка или новых рынков, увеличение объемов производства и капитализации собственного бизнеса, борьба с конкурентами и т.д.

Политика

96% сообщили, что намерены продолжить деятельность в Украине в 2023 году. В целом очевидно, что в Украине хватает людей, желающих и готовых начать бизнес, особенно учитывая, что это стало гораздо проще с 2014 года благодаря либерализации и цифровизации. Однако наблюдается относительно высокий процент неудач и нехватка инвестиций в расширение и развитие бизнеса.

Артур Золотаревский

Впрочем, сейчас в мировое образование вкладывают меньше денег, чем в другие сферы. Совокупный объем инвестиций от государства и бизнеса за одну декаду 2021 года составил 1,5 млрд долл., в то же время в медицину – почти 16 млрд долл. Наиболее интересным является рынок инвестиций в малый бизнес, но не пренебрегайте гарантиями возврата вложенных средств. Также интересным для инвесторов может стать строительство нового жилья для тех, кто его потерял. Потому что если государство берет на себя обязательства компенсировать эти потери, то инвесторам всегда найдется доля для капиталовложений, причем недалеко от новых производств, а привлечение частных денег для государства должно стать важной задачей. И здесь одним из новых инструментов могут стать инвестиции частных лиц в малый военный бизнес.

Помощники для фронта от Росланда: история кузнеца, перековавшего актерский реквизит в ножи для украинских воинов

За эти деньги, по словам лидера государства, можно отремонтировать больницы, школы и важную инфраструктуру. Основатель Fortescue, одной из крупнейших горнодобывающих компаний в мире. Свою первую горнодобывающую компанию Anaconda Nickel (сейчас она называется Minara Resources) основал в 1994 году. Считается крупнейшим филантропом в истории Австралии — в 2019 году он пожертвовал стране 655 миллионов австралийских долларов на различные цели.

Ввиду того, что основную часть украинского экспорта в настоящее время составляют сырьевые товары и полуфабрикаты, переход к продукции с более высокой добавленной стоимостью кажется разумной стратегией (см. часть о сельском хозяйстве ниже). Вызовы, с которыми сталкиваются крупные предприятия и МСП, довольно разные. До войны главными проблемами крупных предприятий были интеграция в новые рынки, экспортные барьеры, получение доступа к иностранным рынкам капитала, судебная система и ненадлежащая защита прав собственности. Восстановление Украины должно использоваться для инвестирования в устойчивые компании и инфраструктуру. Увеличение экспорта, углубление цепочек добавленной стоимости в агробизнесе, отладка производства экологически чистой стали и содействие ІТ-стартапам создадут возможности для экономического развития. Но дело в том, что в условиях войны, к сожалению, приоритетом являются не налоговые поступления от той или иной деятельности, а само ее существование.

  • Количество активных предприятий на душу населения (включая предпринимателей без статуса юридического лица) относительно высока – 45+ на 1000 жителей.
  • Для этого необходима стабильная и контролируемая военная ситуация, доступ к природным ресурсам (руда, энергоносители, коксующийся уголь), наличие страхования и надежная защита прав собственности.
  • Так, Сингапур и Гонконг ввели неолиберальные торговые режимы для содействия свободной торговле, тогда как Тайвань и Южная Корея применяли гибридные режимы, подходящие их экспортным предприятиям, в частности, введя стимулы для экспорта товаров.
  • Целью любого венчурного инвестора является повышение капитализации бизнеса и, соответственно, своей доли, которую со временем можно реализовать уже стратегическому инвестору с существенной прибылью на собственный вложенный капитал.

Но более вероятно, что нашу страну начнут рассматривать как направление для инвестиций после того, как будет завершена война”, – считает А. В целом эксперты согласны с представителями власти, что об инвестировании в восстановление Украины после войны нужно думать уже сейчас. “Экономика, несмотря на войну и все вызовы, имеет высокую инвестиционную привлекательность, учитывая заинтересованность частного сектора.

Почти свободная экономическая зона, замечательные транспортные коридоры и современная складская логистика создадут условия для размещения на территории Украины важных цепочек региональных глобальных производств, большое кол-во новых рабочих мест. Особо простые условия для трудовой миграции из стран-партнеров будут способствовать развитию инновационных производств и общему росту численности населения Украины. Общее потребление абсолютно всего существенно возрастет – и энергоресурсов, и воды, и металлов, и сырья в общем, и продуктов питания с предметами бытового потребления. Стимул развития и ресурсы получат абсолютно все секторы производства и услуг, транспорта и энергетики, образования и медицины, рост городов и их развитие, повышение современности и комфорта жизни в сельской местности и небольших городках.

инвестиции после войны

По итогам его реализации экономики стран-реципиентов выросли на 30% в сравнении с довоенным временем. Успешнее всего прошло восстановление Западной Германии (хотя на нее ушло лишь 9% от всего фонда) и Италии. Чтобы понять, что этому способствовало, эти два примера стоит рассматривать отдельно .

Единственной сферой, развитие которой ограничивал заокеанский патрон, была военная промышленность. Примечательной особенностью восстановления было то, что предприятия получали средства на выплату только первой̆ заработной̆ платы – дальше они должны были работать за счет собственной выручки. Аккумулировали и контролировали средства специальные фонды под совместным управлением органов власти стран-реципиентов и США. Эти Натан Золотаревский же фонды вели учет потребностей страны и контролировали расходы. Накопленные средства можно было использовать для инвестиций в реконструкцию, как сделали во Франции и Германии, или для погашения военных долгов правительства, как это произошло в Великобритании. Чтобы разработать план для Украины, логичнее всего анализировать «план Маршалла» и сценарии восстановления 5 стран – ФРГ, Италии, Японии, Южной Кореи и Израиля.

Куда инвестировать во время войны

Масштабные госинвестиции направлялись на строительство новых заводов, которые сдавались в аренду частным фирмам преимущественно для производства вооружения. Часть вновь созданных производственных мощностей со временем была приватизирована, что дало новый толчок развитию американской экономики в послевоенный период. При этом займы на внутреннем рынке обходились правительству США в 2-2,5% годовых, что формировало минимальную долговую нагрузку на федеральный бюджет (около 1% ВВП в год). Более 40% объема дополнительного финансирования правительство привлекло посредством займов у банков, около 20% — займов у населения, 30% — займов у других секторов экономики и лишь 10% — займов у центрального банка. В настоящее время сложно рассматривать инвестиции в общем их понимании, особенно когда речь идет о привлечении внешних инвестиций в экономику Украины. Очевидно, что инвесторы ожидают окончания войны и плана восстановления страны.

  • Следовательно, увеличение экспорта может стать разумной стратегией для будущего экономического роста Украины.
  • В краткосрочном периоде гранты от ЕС должны быть дополнены значительной двусторонней поддержкой, организованной на крупных конференциях доноров.
  • Скорость реакции рынков, как правило, слишком медленная для того, чтобы адекватно отвечать на военные вызовы.
  • Экспорт стали пока не настолько важен, как 15–20 лет назад, когда на него приходилось до 30% украинского экспорта.

Здесь можно или развивать свои либо общеизвестные заправки, или же брать лицензии на производство тех, к которым потребитель в Европе уже привык и будет покупать их под соответствующим брендом. Такие продукты имеют высокую добавленную стоимость, а снятие пошлин в Европе на украинский экспорт поможет получить достойную маржу. Совокупность этих факторов, полагают в ЕВА, дает основание инвесторам, которыми движут не столько эмоции, сколько холодные расчеты, считать, что после войны Украину ждет серьезный экономический скачок. В то же время с 1952 года Израиль начал внедрять «Новую экономическую политику». Она заключалась в значительной либерализации экономики, в том числе отмене распределительной системы и госрегулирования цен.

Восстановление Украины после войны: как это должно происходить и кому дадут деньги

В условиях военного положения все экономические субъекты сконцентрированы преимущественно на выживании, безопасности, сохранении работников и производстве и, по возможности, релокации. Некоторые бизнесы переориентировались на оборонные нужды, а некоторые свернулись, поддерживая только собственную инфраструктуру. Наблюдаем примеры и, к сожалению, не подлежащие восстановлению. МСП в Украине сложно расти в крупный бизнес из-за отсутствия доступных программ кредитования на самых ранних стадиях развития.

Таким образом США условно установили антимонопольный контроль. На создание сильного успешного партнера в Азии США выделили более $3 млрд – большинство стран Европы получили гораздо меньше финансовой помощи. Производство сократилось в 7 раз по сравнению с довоенным уровнем. Разрушено 25% жилья, 20% промышленных объектов, 40% транспортной инфраструктуры. Только каждый пятый ребёнок мог лечь в свою кровать, при этом каждый третий немец имел возможность лечь в собственный гроб. Финансовая система потерпела коллапс из-за огромной инфляции и госдолга.

В условиях войны никто не может гарантировать сохранность средств. Чтобы избежать массового оттока денег со счетов украинских банков 1 апреля 2022 года Верховная Рада приняла Законопроект №5542-1. Косвенные потери, вызванные снижением производства, блокадой морских портов и повышением стоимости производства, по состоянию на июнь 2022 года оцениваются в $23,4 млрд. Что касается прямых потерь, то они составляют $4,3 млрд, что равноценно 15% общего капитала агросектора Украины. IT сектор, скорее всего, останется привлекательным для работы на нашей территории, как и до войны. У сотрудников IT индустрии высокие заработные платы, что позволит им дешево жить по меркам личных доходов, но формировать рабочие места и спрос в магазинах, ресторанах, развлекательных центрах.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *